Размышления о любви пятилетней выдержки.

В эту бездарную субботу, размышляя над природой вещей и подобной бессмысленной чушью за очередной чашкой чая, я думал о любви. Невольно вспомнился один текст, что я писал пять лет назад.

Утекло много воды, многое поменялось во мне, повзрослело, осозналось, но дух этих состарившихся мыслей об отношениях полов все так же свеж.

[quote]Истинная любовь не есть любовь к одному лицу, а душевное состояние готовности любви ко всем.
Л.Н. Толстой[/quote]

 

Люди разучились любить. Увы, но к такому выводу я пришел сравнительно недавно. Так получилось, что среди своих друзей и близких я уже достаточно продолжительное время являюсь подобием некого бесплатного психотерапевта: чуть что у кого случится, все бегут поплакаться в мою жилетку. А так как в нашем молодом, студенческом возрасте основными заботами являются учеба и любовь, я стал понемножку задумываться, почему же у людей возникает столько проблем из-за любви.

Люди разучились любить. Включите телевизор, и две очаровательные ведущие телевизионного проекта «Дом-2» тут же начнут уговаривать вас «построить свою любовь». Причем создатели этого шоу явно что-то путают, ведь я всегда считал, что построить можно именно дом, но никак не любовь. Или я ошибаюсь?

Люди разучились любить. Я знаком с достаточно большим количеством людей, которые крайне безответственно относятся к понятию «любовь», кидая легкомысленное «я тебя люблю» направо и налево любому мало-мальски симпатичному человеку.
Другие же, не любящие лгать как самим себе, так и остальным, приходят к неутешительному выводу, что просто не способны любить, погружаясь в бесконечные депрессии.

Это не может не волновать. Ежедневно сталкиваясь со всеми этими проблемами и находя пути их решения, я стал все больше и больше задумываться над феноменом любви, и был искренне счастлив, когда мне представилась возможность высказать все свои мысли по этому поводу.

Итак, что есть любовь? Хрестоматийное, буквально на уровне школьных учебников, определение любви появилось еще несколько тысячелетий назад в средневековом поэтическом индийском трактате «Ветка персика» или «Ананга Ранга», основанном на «Камасутре»: «Любовь – это единство трех влечений. Влечение души порождает интерес, влечение ума – уважение, влечение тела – страсть. Все вместе порождает любовь».

Но в определении, сформулированном индусами, любовь преподносится как влечение, что, по сути, уже является формой некоей несвободы, подчинения, потому как влечение есть, в первую очередь, зависимость от чего-либо (если тебя влечет к земляничному варенью, значит, ты целыми днями только и делаешь, что думаешь о земляничном варении, то есть ты от него зависишь). Иными словами, любовь – это обыкновенный наркотик, который вызывает непреодолимую зависимость, а влюбленный – это раб, подчиненный этому чувству?

Некая доля истины в таком высказывании, разумеется, присутствует. Не секрет, что ученые провели комплексные исследования мозга влюбленных и выяснили, что, влюбившись, человек впадает в эйфорию, что неудивительно, так как его мозг начинает вырабатывать сильнодействующие вещества, являющиеся ближайшими родственниками амфетаминов, в том числе допамин, норепинефин и, в особенности, фенилэтиламин, вызывающий бурю положительных эмоций у нас в голове. По своей структуре, силе действия и влиянию на человеческий организм фенилэтиламин очень похож на наркотик. Вспомните, как мы страдаем, когда любимый человек умирает или уходит к другому партнеру. Суть заключается в том, что мы лишаемся привычной дозы наркотика, причем «ломка» от недостатка требуемого количества фенилэтиламина бывает очень болезненной.

Как действует это вещество на нашу психику? Что мы ощущаем, когда влюбляемся? Весь мир в радужных красках, готовность поцеловать первого встречного, крылья за спиной и бабочки в животе! Кто не знает этого состояния влюбленности? Готовность пойти за любимым человеком в огонь и воду! А впереди их ждет долгая и счастливая совместная жизнь и вечная любовь! В этом уверена почти каждая молодая пара, начинающая свой совместный путь.

Но проходит время, и острота чувств притупляется, все более редкими становятся всплески беззаботного веселья, все чаще появляется потребность побыть с собой наедине, что-то обдумать, отдохнуть от необходимости быть постоянно внимательным, заботливым, терпимым к близкому человеку и его родственникам. Верный признак того, что праздник любви заканчивается, и начинаются будни, быт, рутина.

Виной этому опять-таки химические вещества: опьянение фенилэтиламином, увы, не вечно: человеческий организм постепенно к нему привыкает (как, впрочем, и ко всем амфетаминам), так что для достижения нужного эффекта требуется все большая и большая доза, а производительность «химической фабрики» мозга отнюдь не безгранична. Примерно через три года приходит час, когда порог чувствительности к наркотику переваливает за ее возможности – и тут наступает отрезвление. Приходит конец любви.

Но возвратимся к нашим рассуждениям относительно понятия любви. Мы выяснили, что, разумеется, в чувстве любви присутствует некий момент зависимости, подчинения, но это отнюдь не является его основой, смыслом любви. Однако, понимая под любовью лишь какое-то влечение (или совокупность влечений, или привязанность), человек сам себя запутывает, вследствие чего потом и страдает.

Чтобы понять, насколько серьезные последствия влечет за собой такая подмена понятий, давайте обратимся к одной интересной нравственной задачке.

Жил когда-то на свете царевич. Он был красив, умен, воспитан, но слишком наивен (разумеется, ведь его нежно любящий отец делал все, чтобы оградить его от жизненных невзгод и всяческого горя). Но вот однажды отец не смог уследить за своим сыном, и тот коснулся трудностей и жестокости жизни. Ужаснулся он этому и решил, что должен идти в мир и найти путь, чтобы всех от такой жизни спасти навсегда. Естественно, что его более здравомыслящие родные сделали все, чтобы он никуда не уходил и оставался с ними: его любящий, но стареющий отец мечтал только о том, чтобы наконец-то выросший сын заступил на царствование, а молодая и красивая жена родила ему сына.

Но царевич все-таки ушел. Он подлец? Он бросил жену с маленьким ребенком. Он глупец? Он отказался от царствования, которое отец оставлял ему в неплохом состоянии. Его поступок низок и неблагодарен? Отец вложил в него все, а сын ушел, когда тот оказался на смертном одре. Я не сомневаюсь в том, что и отец, и жена считали, что любят его всем сердцем. Но они прокляли его.

Прокляли, потому что не любили, а были только к нему привязаны.

А царевич покинул родных и отчий дом и стал зваться буддой Шакьямуни: тем, кто стал учить освобождаться от привязанностей.

Главное отличие привязанности от любви – отсутствие свободы. Привязанности можно сравнить с веревками, которыми человек связывает себя с другими людьми или вещами. Существует один, очень эффективный критерий, по которому легко отличить любовь от привязанности. Этот критерий – боль при потере любимого или страх, что это может случиться (разумеется, человеку будет больно, если резко дернуть за веревку, привязанную к его телу).

В жизни любовь и привязанность легко путаются. К одному человеку мы можем испытывать одновременно и то, и другое. Кроме того, если и дальше сравнивать привязанность с веревкой, то очевидным является, что раз мы привязаны к человеку, значит, мы от него зависимы, причем, боясь его потерять, вынуждены о нем заботиться. Заметьте, заботиться во избежание потери, то есть только ради самого себя, а не просто во благо другому. Но любовь есть совсем иное. Любовь – это свобода.

Неразумно, однако, и утверждать, что привязанности это плохо. Человек, не имеющий абсолютно никаких привязанностей, – эгоист и циник, наплевавший на всех остальных. Привязанности в нашей душе рождают не только страх и боль. Привязанность – это родное и дорогое, это тепло и забота, это внимание и уважение. Но привязываться можно только тогда, когда умеешь отвязываться. Ведь даже когда альпинисты идут в горы, на опасной тропе привязываются друг к другу. Но только ненормальные делают это намертво, у всех остальных есть карабины: щелкнул, и все свободны. Можно ставить палатки.

Многие считают, что любовь – отклонение от нормы жизни (разумеется, ведь у таких любовь встречается гораздо реже, чем, скажем, дружба, поэтому дружба – норма, а любовь – отклонение). Обратимся опять-таки к примеру. Как обычно говорят люди о себе, когда влюбляются? У меня есть любимая девушка. Я думаю о ней, постоянно забочусь, несмотря на усталость и настроение, то есть делаю это против своей выгоды – значит, я люблю ее, а не себя. Возможно, это любовь. Но давайте взглянем на это совсем по-иному.

По существу, такое выказывание говорит лишь о том, что мое обычное отношение к людям и девушкам абсолютно другое. Я редко думаю о них, мало забочусь, не уделяю много внимания и так далее.

Или другой пример. Жил-был парень. Всю свою жизнь он обычно бегал немытый, непричесанный и неопрятный. А тут вдруг все замечают, что тот, повстречав девушку, причесался и умылся. Мы улыбаемся: «Влюбился!». Да, он влюбился и умылся. Но ведь на свете достаточно людей, которые умываются и так каждый день. Они просто элементарно воспитаны. А тот, кто влюбился и стал внимательным и заботливым к девушке, по-моему, был просто плохо воспитан, потому что по-настоящему воспитанный человек внимателен и заботлив к девушкам всегда (и не только к девушкам, но и к людям вообще).

Поэтому, когда говорят, что любовь облагораживает человека, это означает лишь то, что есть люди уже благородные, а есть те, которые плохо воспитаны и людьми бывают только во время влюбленности. А люди благородные, люди просто хорошо воспитанные в любви не нуждаются, потому что они и так любят всех и всегда. Таким образом, любовь для одних может выступать нормой жизни, а для других быть лишь редким отклонением от нее. Причем очевидно, что первым живется гораздо легче и счастливее, чем вторым. А какой путь вы выберете: быть счастливым на протяжении всей своей жизни или лишь в короткие ее промежутки?

Теперь давайте задумаемся над тем, что есть любовь для людей, считающих ее исключением из правил, и для тех, у кого любовь – норма.

Та любовь, которая является отклонением от нормы, является разновидностью тяжелой душевной болезни. Симптомы такого заболевания общеизвестны. Во-первых, это нарушение сердечной деятельности (сердце «екает») и вегетативные расстройства («трепет» рук и неровное дыхание). Характерно эмоциональное колебание от болезненного восторга и буйной активности к полной апатии и параличу воли. Во-вторых, это нарушение мыслительной деятельности, духовной целостности и душевной гармонии человека. Заболевание характеризуется большим разнообразием форм: от чувства легкой влюбленности до воспаленной страсти, от симпатии до роковой любви. Причем очень часто от заболевания страдает не только влюбленный, но и объект его притязаний. Как правило, больной демонстрирует в отношении его необоснованные претензии, обиды, ревность, насильственное желание осчастливить и другие виды «антиобщественного» поведения.

Любовная лихорадка рождает огромное количество проблем, в большинстве случаев ведущих к конфликту и разрыву вообще всяческих отношений. Одной из таких самых распространенных проблем является идеализация своего партнера.

Рассмотрим, как работают идеализации. Возьмем конкретного индивида и назовем его для удобства Сашей. Предположим, у Саши есть девушка по имени Маша. И все у них на удивление хорошо и складно, но проходит время, и начинаются мелкие ссоры. То Маша не пожелала Саше спокойной ночи, то Саша не похвалил Машу за вкусный обед и так далее. Постепенно мелкие ссоры перерастают в большие, растет недовольство друг другом, и вот молодые люди уже расстались.

Давайте разберемся, откуда появляется такое недовольство друг другом. Неужели еще в начале отношений Саша не знал, что Маша не любит по вечерам тревожить своих близких людей, дабы случаем не разбудить их только ради того, чтобы пожелать спокойной ночи? Или Маша не знала, что Саша бывает очень стеснительным и ему доставляет больших усилий похвалить кого-нибудь? Сомневаюсь. Но зачем же они тогда стали требовать друг от друга подобных вещей? Корень проблемы кроется в идеализации.

Возьмем для примера Сашу. Признавшись Маше в любви и начав с ней встречаться, он в своем воображении создал некий идеал, которому она должна соответствовать (любимая девушка должна каждый вечер желать спокойной ночи). А поскольку действительность несколько не соответствует этому идеалу, то Саша начинает погружаться в переживания по этому поводу, придумывает себе, что его возлюбленная перестала его уважать, любить и заботиться о нем. Но Маше это совершенно непонятно, так как нормой для нее является как раз не желать спокойной ночи. Отсюда и вытекает весь конфликт.

Поэтому мне кажется, что первое правило в любви – любить человека настоящим, не пытаться идеализировать его. Но по возможности стремиться к идеалу, который придумал для тебя твой возлюбленный, как некогда сказал Михаил Пришвин: «Тот человек, кого ты любишь во мне, конечно, лучше меня: я не такой. Но ты люби, и я постараюсь быть лучше себя».

Влюбленные часто пекутся о своей любви: холят и лелеют ее, воспевают ее приход и оплакивают кончину. Иными словами, заботятся о некоем предмете под названием «любовь», когда как гораздо логичнее и правильнее было бы заботиться об источнике любви, то есть о самом себе. Ведь, по сути, любовь – это чувство. Чувство одного человека по отношению к другому. То есть, так или иначе, любовь исходит из самого человека, от него одного зависит и ему принадлежит. Но большинство людей не хочет в это верить. Принять такое положение дел означает принять, что все зависит от одного лишь тебя. Нравится тебе человек или нет – зависит не от его поведения и не от его привлекательности (или отсутствия таковой), а только от тебя. Нравится тебе мир или нет – зависит не от качества окружающих тебя людей, а только от тебя, твоей любви к нему. Принять такое – значит принять ответственность за свою жизнь. А это уже для каждого непривычно, страшно и, возможно, тяжело. И люди выбирают не любить или любить только тогда, когда не любить уже не получается.

А любовь – это в любом случае ответственность. «Мы всегда в ответе за всех, кого приручили», – писал Антуан де Сент-Экзюпери. Люди предпочитают бежать от ответственности, однако жалуются, что настоящей любви в мире нет, что ее выдумали трубадуры в ХI веке. А вместо этого можно просто поверить в себя, перестать быть заложником собственных страхов и предубеждений, показать, что ты силен духом и богат душой, и начать любить, наслаждаясь жизнью и внезапно свалившимся на тебя счастьем.

Любовь может быть не тоской, прерываемой вспышками просветов, а ярким праздником среди светлых дней, но такой любовь будет только у душевно здорового человека, для которого чувство постоянной влюбленности – норма. Конечно же, это будет уже другая любовь. Она появляется не от дефицита, который страждущему так необходимо восполнять, а от избытка душевного тепла и света.

Любовь для такого человека – естественный и постоянный образ жизни, когда из нее излучается радость, проистекает забота и исходит покой. И именно такую любовь, я считаю, нужно называть этим достойным словом.

Возможно, есть, находятся люди, которые готовы бы были полюбить всех. Возможно, они уже пытались, но у них ничего не вышло, и теперь эти люди, не смыкая глаз по ночам, ломают головы над тем, что же необходимо для любви. А ответ на этот вопрос прост: чтобы любить, должны быть выполнены всего лишь два условия. Первое заключается в том, что душа человека должна быть наполнена любовью, а не страданием, горем, неудовлетворенностью жизнью и прочими душевными проблемами. Иными словами, душа должна быть здоровой. Второе же условие звучит следующим образом: на каждую любовь должно быть получено разрешение.

Что такое разрешение на любовь? Давайте воспользуемся примером. Любому молодому человеку довольно легко представить, что он влюблен в очаровательную двадцатилетнюю девушку. Ну, а если ей не двадцать, а, предположим, восемьдесят лет (сухая, морщинистая кожа, редкие желтые зубы и тому подобное)? Это представить уже гораздо сложнее. Но я абсолютно уверен, что вы с удовольствием и нежностью будете гладить морщинистые руки и щеки вашей матери и целовать ее и в восемьдесят, и в девяносто, и в сто лет, потому что у вас на это есть разрешение.

Кстати, как в такой момент работает наша голова? Сначала вы прикасаетесь губами к чьей-то коже. Появляется живое ощущение реальности, но вы не знаете, что с ним делать, поэтому прибавляете сюда знание (это кожа престарелой женщины) и верование (я такую не люблю) и запрещаете себе любить ее. Но если к тем же самым живым ощущениям прибавить другое знание (это моя родная мама) и другое верование (я люблю свою маму), вы получите совсем иное отношение и иной результат. То есть реальность (внешность, привычки, характер) не так уж и важна для нас: главное – это то, что происходит в нашей голове. Полюбить человека – значит лишь поменять свое внутреннее отношение к нему, изменить верование по поводу него. Поэтому можно легко сделать вывод: каждый мужчина может любить любую женщину, независимо от ее возраста и внешности, правда только при условии, что он вообще способен любить и что его верования дадут на это разрешение. Очень точно выразился по этому поводу А.В. Викулов: «Никто мне не помешает любить статую Свободы!»

Итак, попытаемся ответить на наш главный вопрос. Что есть настоящая любовь?

Настоящая любовь возможна лишь для человека свободного, душевно богатого, сильного духом. И любовь такая есть не изредка возникающая эмоция, не игра гормонов, а постоянное душевное состояние человека, его отношение к миру и к самому себе.

Несамодостаточный человек не любит, а болеет. Человек же сильный и свободный живет в любви, потому что любовь для него и есть часть самой жизни, он не идеализирует возлюбленного, а воспринимает и любит его таким, как он есть, оставляя и себя, и своего партнера свободным. И впереди у такого человека только свет, радость, счастье и жевачка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая кнопку «Отправить комментарий», вы соглашаетесь на обработку персональных данных в соответствии с политикой конфиденциальности.