Наверное, заголовок

Во мне равным счетом умеют уживаться два страха: страх предсказуемости и страх изменений.

Причем первый еще вполне допустим, терпим, любим, холим и лелеям (есть такое слово?). Что же поделать, вот не люблю я предсказуемость и все тут, режь меня. Она делает мою жизнь черствой и скучной. Да еще и цигун этот, ну вот кто просил все эти бесплатные фичи? Разговариваешь с человеком и наперед знаешь все его ответы, все его мотивация и причины, все, что он скажет, все, что он не скажет, но хотел бы, и бывает, все, что не хотел и не говорит.

А страх изменений — штука посерьезнее. Человек же что? Животное непростое. Ему стабильность требуется, Абрам Маслов еще пирамиду одну рисовать любил, да. Доказывал. Про секс там, стабильность и потребность в самовыражении. Вот.

А если поскрести, да рассмотреть, то никакой стабильности не существует. Нигде, даже в природе. Точнее в природе главным образом. Пожалуй, стабильность — последняя штука, про которую размышляет заяц или папоротник. Даже горы растут и движутся. Даже планеты на поверку оказываются не висящими в космосе, а бесконечно падающими в галактике. Природа… она как зона в «Сталкере» Тарковского: буйная, живая, перетекающая. В жизни нет места статике. Это просто череда изменений. Just a lot of shit that happens.

А организм не такой. Ум не такой. Требует стабильности. Есть чувство — стараешься его сохранить. Не потерять и не изменить, просто законсервировать. И постоянно себя переспрашиваешь: ну как там оно, все еще все силе? Ага, в силе. Или. Когда зуб больной, тычешь его каждую минуту, вдруг боль ушла. Или.  Стоишь в дереве и спрашиваешь себя, так я дерево? Где корни? Ага, вот. А ветви что, где ветви? На месте. Или. Прыгаешь в воду в бассейне и думаешь, ну как не разучился ли плавать? И ведь, конечно же, не разучился. Но спрашиваешь и боишься. Вдруг разучился. Вдруг  уже не дерево и больше не сможешь себя им почувствовать? Пустые движения ума.

И не один я такой. Многие вот фотографировать пытаются. Ишь развелось фотографов, что ни событие хлебом не корми дай снять. Айфон, инстаграм, зеркалка. И это вместо того, чтобы прожить и прочувствовать момент, пытаются его зафиксировать, остановить, оставить постоянным и стабильным.

И вроде истина очевидна — жить в потоке изменений. Бояться стабильности, этого антагониста жизни и синонима смерти. Приходит — принимаешь, уходит — отпускаешь. Полный дзен. Причем не иметь ничего, не привязываться к вещам, явлениям, чувствам, состояниям, людям, мнениям и принципам просто не имея их — тоже не выход, а слабость и легкий путь. Так, монашество в монастырях — не подвиг, а побег и слабость. Иметь и отпускать — сила. Обладать и не привязываться — сила. Терпеть и любить — сила. Как оптинские старцы завещали: дай мне с душевным спокойствием встретить все, что принесет наступающий день. Нет, не пронеси чашу сию мимо меня, не избавь, а помоги принять и отпустить. Еще одно понимание православного смирения. Не с горем смириться, а с жизнью, допускать ее полноту в обе стороны.

Совсем не это написать хотел, ну что ж править не буду. Приму такие изменения.

Короче, жить что-то сложно получается: сердцем чуешь, а руки не делают. Вывод-то какой? Пусть будет такой:
«Предоставь всему возможность быть». Так что похуй, пляшем.

P.S.: зачем пишу снова сюда? Одна бесхитросная лиса (эх и лиса) сказала мне вещь, в которую я не хочу верить, но которая правда. Чувствую так, не хочу, но чувствую. Так что я теперь здесь очевидные вещи буду писать периодически. Вот так.

3 комментария Наверное, заголовок

  1. pepel_v_dym

    Лисы не помнят ни слов, ни мыслей, ни обстоятельств. Лишь состояния.
    Зачем я пишу это сюда? Не знаю. Уже забыла причины. И все слова для них забыла.

    1. admin

      А как же с разреженным и самопроизвольном у лис? Постскриптум о том разговоре, что некоторые вещи надо произносить, чтобы они проявились.

    2. pepel_v_dym

      Я поняла, что о том разговоре. Слово разреженно и самопроизвольно лишь в момент произнесения. Вещь проявилась, ввергла в некое состояние. Дальше -лишь память о состояниях, не конкретных проявленных через слово вещах. Состояние — не информация, с ним можно жить сколь угодно долго, храня его в памяти. Называние — трудоемкий процесс (вспомним, каково было Адаму, когда он давал имена всему живому на земле), а уж удержание его объектов и вовсе губительно. Думаю об эльфах, которые старились не с течением времени, а от того, что накапливали слишком много знаний. Представь — все скорби мира с начала времен?
      С коркой хлеба в зубах,
      Привет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая кнопку «Отправить комментарий», вы соглашаетесь на обработку персональных данных в соответствии с политикой конфиденциальности.